Кипр

Путеводитель по Кипру: достопримечательности, маршруты, путешествия, экскурсии, фотографии, карты

Всадники в росписях византийских церквей Кипра: святой Георгий и его конь Печать
Хочу всё знать - С колокольни искусствоведа


Фигуры святых воинов верхом на конях украшают стены многих древних церквей Кипра. Нередко всадники превосходят размерами сюжетные композиции. В мире, где военная опасность могла прийти в любой момент и откуда угодно, людям хотелось видеть рядом защитника. Потому со стен церквей и с досок икон на нас смотрят ангелы с огромными крылами и святые воины. Они спасают царевен и переносят плененных отроков домой через моря и горы, и просто присутствуют, красуясь доспехом, оружием и конем и давая людям надежду, переходящую в уверенность. Бывали и другие, более личные причины выбрать для украшения храма именно святого воина на коне.

Панагия тис Асину

Церковь Панагии Форбиотиссы Асину. Начало XII века, впоследствии неоднократно перестраивалась

Самым популярным святым воином, как на востоке, так и на западе был Георгий Победоносец. Его образу в церкви Богородицы Асину и будет посвящено наше повествование. Кроме Георгия, на стенах церквей и иконах средневекового Кипра можно встретить Димитрия Солунского, св. Христофора (церковь Богородицы в д. Мутуллас, XIII век), св. Мину (на иконе XIV века из церкви Панагии Хрисалиниотиссы в Никосии). 

Святой Георгий. Начало XIII века. Роспись в южной экседре нартекса

Святой Георгий. Начало XIII века. Роспись в южной экседре нартекса

Итак, нас интересует эта роспись XIII века в нартексе, пристроенном к более древней церкви Богородицы Асину, изначально монастырской. Это один из самых знаменитых живописных памятников Кипра, включенных в списки ЮНЕСКО. Чтобы увидеть то, что нас сегодня интересует, войдем с южной стороны в интерьер и сразу пойдем налево, то есть на запад, потом снова посмотрим налево (на юг). Мы увидим конного Георгия на ярко-синем фоне, окруженного другими, более поздними фресками XIV века.

Церковь когда-то была монастырским храмом: магистр Никифор Исхирий основал здесь в 1099 году обитель и назвал ее обитель Богородицы τον Φορβίων (тон Форвион, пастырей, есть и другие варианты трактовки, например, от названия растения), пригласил константинопольского художника, который расписал в 1105 или 1106 году интерьер храма. Через сто лет после этого с запада к храму был пристроен нартекс с экседрами с севера и юга и тремя входами, собственно с запада и в каждой из экседр. Южную дверь почти сразу заделали, и на получившейся стенке написали образ святого Георгия.

Георгий едет иноходью на великолепном сером скакуне по розовым горам. К коню мы еще вернемся. Он плотно сидит в глубоком седле, схваченный луками спереди и сзади, так чтобы его нельзя было выбить из седла. Такая посадка называется рыцарской и бытовала в Западной Европе и у тяжеловооруженных европейских воинов, служивших вне дома. Доспех Георгия и уздечка коня раззолочены, обод щита, его нимб и одежды расшиты драгоценностями. Даже подпруга цветная. Воин изображен в типе Диасорита: он едет на коне, развернув корпус к зрителю, так, чтобы молящийся мог к нему обратиться. В одной руке он держит повод, в другой копье. Ни змия, ни царевны, ни спасенного отрока не предполагается.

Поскольку здесь, на Кипре, принято все записывать, то мы знаем, кто заказал эту фреску. Ктиторская надпись расположена между крупом коня и плащом Георгия. Привожу русский перевод по одному из путеводителей: Благочестивый Никифор, лекарь лошадей, движимый горячим и благонамеренным желанием, создал образ всевеликого мученика Георгия для чтимого Форвийского монастыря, желая во время Суда иметь в помощь себе сиятельновенчанного мученика и молитвы здешних жителей. Моление Никифора Каллия». Даты, к сожалению, не сохранилось.

Святой Георгий. Деталь

Святой Георгий. Деталь

Профессия заказчика отразилась на фреске самым прямым образом. Конь серой масти написан с таким вниманием и любовью, что его морда запоминается едва ли не лучше, чем утонченный лик самого Георгия. В изображениях животных в средневековой живописи нередко добавляли человеческие черты, особенно часто у львов (лев как раз есть рядом, среди более поздних росписей). На этой фреске у коня не морда, а едва ли не лицо: очень человеческие глаза, расположенные фронтально, морда как будто плоская, тогда как в реальности глаза у лошадей расположены совсем иначе. У коня даже есть черные брови, как у людей, и нос напоминает человеческую переносицу. Сравните его с конем святого Христофора из Мутуллас (около 1280 года), и вы поймете, о чем я.

Святой ХристофорСвятой Христофор

Святой Христофор. Роспись в церкви Богородицы в д. Мутуллас. Около 1280 года

Конь Христофора – это просто конь, а здесь что-то очень личное. Возможно, с таким лицом Никифор смотрел художнику через плечо, следя, правильно ли тот передает лошадиную анатомию и давая ценные указания. Все это сказалось на изображении.

Святой Георгий из церкви Асину. Посадка всадника

Святой Георгий из церкви Асину. Посадка всадника

Конь, изображенный на этой фреске, идет не просто рысью, а иноходью: он параллельно выносит вперед обе левые и обе задние ноги. Нормальная рысь – когда вперед идут левая передняя и правая задняя нога или наоборот. Иноходь – неустойчивый аллюр: всадник раскачивается в седле и может запросто упасть. Примеры изображения святых воинов на иноходцах – «Чудо Георгия о змие» третьей четверти XII века в Георгиевской церкви в Старой Ладоге,

Чудо Георгия о змие. Роспись Георгиевской церкви в Старой Ладоге. Третья четверть XII века

Чудо Георгия о змие. Роспись Георгиевской церкви в Старой Ладоге. Третья четверть XII века

стеатитовая иконка Дмитрия Солунского из Музеев Московского Кремля конца XIII – начала XIV века,

Димитрий Солунский. Стеатитовая иконка. Конец XIII – начало XIV века. Музеи Московского Кремля

Димитрий Солунский. Стеатитовая иконка. Конец XIII – начало XIV века. Музеи Московского Кремля

икона Бориса и Глеба на конях около 1377 года из Новгородского музея.

Борис и Глеб на конях. Около 1377 года. Новгородский музей

Борис и Глеб на конях. Около 1377 года. Новгородский музей

Все конское убранство выписано в мельчайших подробностях. Не забыт ни один ремешок, прорисована каждая пряжка. Даже мундштук усыпан разноцветными камешками и жемчугом. На лбу коня круглая бляха – решма. Все, что касается снаряжения всадника и самого животного, изображено с большим знанием дела.

Святой Георгий из церкви Асину. Деталь

Святой Георгий из церкви Асину. Деталь

Посадка всадника

Святой Георгий из Асину. Общий вид

Святой Георгий из Асину. Общий вид

нетипична и заслуживает того, чтобы на ней остановиться (это заметила не я, а мой однокурсник и давний соавтор Кирилл Трубицын). Фреска датируется самым началом XIII века, но ни в XIII, ни в XIII столетии именно так не ездили. Существует схема эволюции посадки всадников, разработанная в основном на европейском материале, но восточнохристианские памятники в нее вполне вписываются. Согласно этой схеме, в ту эпоху у тяжеловооруженных воинов бытовала рыцарская посадка с креслообразным седлом,

Рыцарская посадка (по Н. Денисону)

Рыцарская посадка (по Н. Денисону)

в котором всадник плотно сидел, упираясь прямыми ногами в стремена, чтобы не вылететь из седла при столкновении с противником. В XII веке ноги всадника были чуть выдвинуты вперед, пятка была оттянута вниз; в XIII столетии воин держал ноги едва ли не параллельно земле, упираясь в стремена ногами, вытянув вперед носки, и прижимаясь к задней луке. Примерно так сидит на своем гнедом коне святой Христофор на фреске около 1280 года в церкви Богородицы Мутуллас.

Святой Христофор из церкви в Мутуллас

Святой Христофор из церкви в Мутуллас

Хотя наша фреска утрачена именно в том месте, где были ноги в стременах, видно, что Георгий едет с полусогнутыми, а не с прямыми ногами, без жесткой опоры в стремя. Святой Георгий из нартекса церкви Асину в этом смысле не одинок: на иконе «Чудо Георгия о змие» XIV века из собрания М. Погодина, неизменно украшающей экспозицию Русского музея, святой Георгий сидит точно так же.

Чудо Георгия о змие. Средник иконы. Начало XIV века. Русский музей

Чудо Георгия о змие. Средник иконы. Начало XIV века. Русский музей

Есть и другие примеры. Скорее всего, здесь изображена походная посадка, которую могли применять, когда воин просто едет, а не сражается. Дело в том, что ехать долгое время в тяжелом доспехе рысью (тем более иноходью) с вытянутыми ногами (т.е. почти стоя) очень тяжело, практически невозможно: в такой посадке можно ехать только шагом или галопом. Поэтому считается, что рыцари в полном вооружении не ездили рысью. Правда, в этом случае непонятно, как они преодолевали большие расстояния: шагом долго, галопом конь может бежать не дольше 20 минут. Чтобы ехать рысью (а именно рысью лошадь способна передвигаться достаточно долго) и не мучить себя и животное, надо укоротить стремена и слегка привставать на каждый такт, чтобы разгрузить спину коня. Видимо, в ситуации марша так и поступали, а знающие люди могли это изобразить.

Другая запоминающаяся деталь этой фрески – круглый щит Георгия с перевернутым полумесяцем, на котором утвержден крест.

Святой Георгий из Асину. Деталь

Святой Георгий из Асину. Деталь

По идее, щит висит у воина за спиной на специальном ремне, и мы должны видеть его изнанку, как это обычно и изображали. Сравните с фреской XI века из церкви Юсуф Коч (Каппадокия),

Святые воины. Роспись церкви Юсуф Коч в Гёрёме (Каппадокия). XI век

Святые воины. Роспись церкви Юсуф Коч в Гёрёме (Каппадокия). XI век

с тканевыми узорчатыми изнанками щитов св. Георгия в кипрских церквях: св. Антония в Келлиа, XI или начала XII века

Святой Георгий. Роспись церкви св. Антония в Келлиа (недалеко от Ларнаки). XI или начала XII века

Святой Георгий. Роспись церкви св. Антония в Келлиа (недалеко от Ларнаки). XI или начала XII века

и в церкви Панагия Хрисолевуса в селении Эмба, конца XV века.

Святой Георгий. Роспись церкви церкви Панагия Хрисолевуса в селении Эмба (Недалеко от Пафоса). Конец XV века

Святой Георгий. Роспись церкви церкви Панагия Хрисолевуса в селении Эмба (Недалеко от Пафоса). Конец XV века

Живописец, написавший Георгия для Никифора Каллия, показал наружную сторону щита, которой мы, по идее, не видим. По краю щит укреплен металлическим ободом, по-гречески называемым σιάλωμα, он позолочен и украшен крупными драгоценными камнями и жемчугами.

Крест или звезда над полумесяцем − это византийский ответ европейской геральдике. В эпоху крестовых походов она была уже очень развита, и иногда на изображениях святых воинов даже можно встретить символику крестоносцев – белые крупные кресты на красном фоне. Здесь за основу был взят «герб» Византия, то есть Константинополя. Месяц и звезды спасли в свое время город от вторжения, потому что в их ярком свете жители заметили врагов, пытающихся ночью проникнуть за укрепления. Крест – знак новой веры, которым император Константин победил своих соперников. Есть вариант, когда вместо креста – звезда, но это встречается редко (потом из него получился турецкий герб). На Кипре этот знак можно видеть на щите Димитрия Солунского на фреске XII века в церкви св. Антония в Келлиа. Геральдической традиции из этого в итоге не получилось, хотя эта символика дожила до наших дней: крест над полумесяцем можно очень часто видеть на главах русских церквей. Мнение, что это знак превосходства христианства над другими учениями – поздняя трактовка.

Парадные щиты с подобными украшениями – драгоценными бляхами и полумесяцами, только что без крестов – бытовали в XVII веке в Османской империи и в Иране. Их дарили русским царям, цари складывали их в казну. Сохранившиеся образцы находятся в Оружейной палате. Один из них, кстати, турецкий, императрица Анна Иоанновна выбрала в качестве Государственного щита для своей коронации.

Государственные щит и меч с запонами в виде полумесяцев. Москва, XVII век. Музеи Московского Кремля

Государственные щит и меч с запонами в виде полумесяцев. Москва, XVII век. Музеи Московского Кремля

Этот щит выставлен и сейчас. Другие щиты (они не все сохранились) можно видеть в «Древностях российского государства», на акварелях академика Солнцева. Вот на этом есть даже мотив креста на умбоне.

Щит «Цареградского дела» с крестом и запонами в виде полумесяцев. Подарен «греченином» Юрьем Ивановым царю Алексею Михайловичу в 1657 году. Рисунок академика Ф. Г. Солнцева (Древности Российского государства. М., 1849-1865. Отд. III № 65. С. 60-61)

Щит «Цареградского дела» с крестом и запонами в виде полумесяцев. Подарен «греченином» Юрьем Ивановым царю Алексею Михайловичу в 1657 году. Рисунок академика Ф. Г. Солнцева (Древности Российского государства. М., 1849-1865. Отд. III № 65. С. 60-61)

О всадниках на кипрских иконах и фресках можно говорить еще очень и очень долго. Например, о Христофоре из Мутуллас, который замечателен уже тем, что изображен как всадник, а не как великан, несущий Христа (так его видели в западной традиции), и не как кинокефал (человек с песьей головой), как его изображали на русских иконах и в росписях храмов, в том числе кремлевских соборов. Наконец, среди всадников есть и те, кто ездил не на коне. Святой Мамант, например, ездит на льве с ягненком на руках и помогает уклоняться от уплаты налогов.

Однако, каждый из этих сюжетов заслуживает своего рассказа, а эта история – о росписи, которую заказал ветеринар Никифор Каллий, знавший толк в лошадях и располагавший средствами. Поэтому у коня на фреске очень человеческое лицо. Поэтому конь здесь не просто конь, а иноходец, а Георгий сидит на нем именно так, как и должен был сидеть настоящий всадник на марше. Для нас это еще один повод убедиться в том, что средневековая живопись бывает не просто волшебно красивой, но еще и неожиданно правдивой.

Литература

Бузыкина Ю.Н., Трубицын К.В. Об одном типе посадки всадника с новгородской иконы XIV века // Батыр (в печати)

Бузыкина Ю.Н., Трубицын К.В. Посадка древнерусского всадника в XIV–XVI вв. По произведениям древнерусского искусства и археологическим материалам Великого Новгорода // Макариевские чтения. Вып. XX: Священные войны России. Можайск, 2013

Хадзихристодулу Х., Мирианфевс Д. Путеводитель: Храм Богородицы Асину / Пер. О. Цыбенко. Никосия, 2002

Grotowski Piotr Ł. Arms and Armour of the Warrior Saints: Tradition and Innovation in Byzantine Iconography (843-1261) / Translated by Richard Brzezinski. Leiden, Boston: Brill, 2010

Parani, Maria G. Reconstructing the reality of images: Byzantine material culture and religious iconography, 11th-15th centuries. Leiden, Boston: Brill, 2003

 

Юлия Бузыкина

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить