Кипр

Путеводитель по Кипру: достопримечательности, маршруты, путешествия, экскурсии, фотографии, карты

Кипр глазами русских. Паломники Печать
Хочу всё знать - С колокольни искусствоведа

Эпизод 2. Паломники

 

Карта Кипра, сопровождающая описание острова (Cipri insulae nuovo description) в атласе ‘Theatrum orbis terrarium’. 1574. Джакомо Франко.

В XIII–XVI столетиях карта Средиземноморья стремительно менялась. Ушли из Святой земли крестоносцы, пришли из глубин Азии турки и стали теснить христиан – и ромеев, и латинян. А они так и не смогли или не захотели объединиться. За это время дважды гибла Византийская империя. Один раз, в 1204 г., великий город Царьград сожгли братья во Христе крестоносцы, после этого страна смогла прийти в себя лишь по прошествии полувека, а потом, в 1453 г. город взяли турки и с тех пор вплоть до XVIII столетия империя османов одерживала победу за победой, расширяя границы во все четыре стороны света. Паломничества в Святую землю продолжались, но стали несравненно опаснее, поскольку христиане ушли с Востока как военная сила, и прибывшим приходилось иметь дело не с благородным королем Балдуином, а с османами и арабами. Пиратов и разбойников никто не отменял, они и игумена Даниила грабили в XII в., и Григоровича-Барского в XVIII-м. После открытия Нового света европейцы вообще поменяли векторы своей внешней политики. Русские осваивали Сибирь. Все же, хотя мир решительным образом изменился за эти триста лет, в Святую Землю продолжали приезжать.

«Хождение архимандрита Агрефения обители Пресвятыя Богородицы», около 1370

В XIII столетии крестовые походы продолжились, рыцари осваивали новые направления, и одним из них даже были русские земли, в частности, Псков. С юго-востока пришли монголы, сравняв с землей целые города, обложив остальные данью, и во всех русских княжествах не меньше чем на столетие остро встал вопрос выживания, почти везде прекратилось каменное строительство, а благочестивые хождения временно перешли в категорию излишеств. Поэтому следующее после Даниила паломничество, отраженное в письменных источниках, состоялось только в 1370 г., за 10 лет до Куликовской битвы. Его предпринял архимандрит со странным именем Агрефений, видимо, искаженное «Агриппин». Считается, что он был родом из окрестностей Киева. Он краток в своем описании острова, но упоминает Крест. Он пишет, что это крест Благоразумного разбойника (!). Даниил упоминал о кипарисовом кресте, куда Елена вложила Гвозди Страстей, здесь же сам крест становится реликвией. Это первый, но не последний случай «переатрибуции» Креста. В Хронике Леонтия Махеры (древнейшей кипрской летописи), записанной в 1410 г., приведена легенда о том, что царица Елена в 327 г. от Рождества Христова посетила остров по пути в Константинополь и, основав две церкви, в Василопотаме и Тохни, оставила здесь частицы Истинного Креста, а о кресте Благоразумного разбойника ничего не сказано. Помимо этого, Агрефений упоминает о том, что «ту раждается много сахара». Сахар на Кипр завезли, кстати, арабы.

Обретение Святого Креста. В 10 клеймах. Роспись церкви Св. Креста Агиасмати, недалеко от Платанистаса

Стоит отметить, что о Кресте Благоразумного разбойника писали не только русские паломники, поэтому он не может быть выдумкой Агрефения. В 1395–96 гг. Кипр посетил Оже VIII д’Англюр, оставивший описание придворной жизни лузиньяновского Кипра и походя похваливший хороший французский язык короля – Жака Лузиньяна. На пути из Лимасола в Левкосию они посетили монастырь Св. Креста (Ставровуни).

Монастырь Ставровуни

«И мы отправились, подобно пилигримам, прямо к Святому Кресту, который на Кипре. Это крест, на котором был распят по правую руку от Господа Нашего Благоразумный разбойник. Этот крест имеет великую силу и чуден для созерцающего. Знай, что этот крест, на котором был распят благоразумный разбойник, принесла сюда святая царица Елена, мать Константина, установив его на самой высокой и труднодоступной вершине острова, и гора эта действительно очень высока, и подъем на нее мучительно труден. На самом высоком пике стоит светлый храм с кельями вокруг него. У церкви два алтаря, один – главный, второй в капелле за первым, основным алтарем. Здесь нам показали один из Гвоздей, которыми Господь наш Иисус Христос был пригвожден ко Кресту. За упомянутой капеллой находится еще одна маленькая часовня, в которой находится упомянутый крест Благоразумного разбойника. Знай, что этот крест – удивительное зрелище, потому что он покоится на воздухе, будучи крупным и тяжелым, и ты не видишь никакой опоры, на которой он мог бы держаться, а если до него дотронуться, то он сильно колеблется». До наших дней удивительная реликвия вместе с хитрым или чудесным способом ее крепления не дошла. Кто ее увез или уничтожил – трудно сказать. Претендентов и прецедентов хватало. Автор этого свидетельства описывает наполовину разрушенный генуэзцами Лимасол и говорит, что они владеют на острове крепостью Фамагустой, несмотря на наличие короля. Помимо распрей христианских государей и купцов между собой, не стоит забывать и о близости мусульманского мира – Египта и Малой Азии, в которых арабы и турки не любят друг друга, а также европейцев, особенно генуэзцев и венецианцев.

Хождение инока Зосимы

К началу XV в. относится «Хожение» иеродиакона Троице-Сергиева монастыря Зосимы. Это примерно то время, когда Феофан Грек с Андреем Рублевым и Прохор с Городца расписывали в Кремле Благовещенский собор (1405), который вскоре после этого разобрали за ветхостью. На обратном пути из Иерусалима Зосима посетил Кипр. В его описании появляются новые подробности, описывающие новые реалии – владычество на острове французской династии Лузиньянов: «...град великий столныи Левкусия, тут седит рига фряжский, сиречь князь, обладает всем островом тем»; «…во всех же церквах греческих (согласно О.А. Белобровой, в некоторых списках сказано «фряжских», и это больше похоже на правду) со арганы поют на велики празники». Зосима «пребых в сем острове во граде Левкусии полтора месяца». Он приводит перечень городов Кипра, почти все названия нам знакомы: Левкусия, Киринея, Оморфо, Сирурии (О.А. Белоброва считает, что это Фамагуста, но не объясняет, почему), Лемощь (догадайтесь сами), Епафа (потому что η Πάφος), Китея. Среди святынь острова он упоминает Крест, мощи св. Маманта и Лазаря Четверодневного.

Хождение Варсонофия

В середине XV века на Кипре побывал по дороге в Иерусалим иеромонах Варсонофий. Он побывал здесь дважды, в 1456 году мельком упоминает остров, а при описании паломничества 1461-62 годах сообщает кое-какие подробности. Варсонофий пишет, что он ходил на гору, «на нейже постави святая Елена крест благоразумного разбойника», то есть он приводит версию легенды, известную нам от Агрефения. Варсонофий посетил также монастырь святого Маманта: «идеже лежат святые его мощи на месте, нарицаемом Стоморофу (στο Μόρφου), и от святых его мощей миро течет».

Гробница св. Маманта

Строго говоря, мощи святого Маманта, во всяком случае, существенная их часть, на тот момент были вывезены во Францию. Подчеркнем, что Варсонофий был последним русским паломником, заставшим остров до турецкого завоевания.

Хождение Трифона Коробейникова, 1593-94

Купец и дипломат Трифон Коробейников побывал на Кипре в конце XVI века. Его путь лежал в Константинополь и Святую землю, а миссией было налаживание контактов с восточными церквами, после того, как в 1589 году правительство последнего Рюриковича Федора Иоанновича и в немалой степени конюшего боярина Бориса Годунова добились учреждения в России патриаршества. Путешествие Трифона началось в 1593 году, а в 1594 он привез из Иерусалима в Москву свои ценнейшие записки и модель Гроба Господня. Зачем она была нужна – это тема для особого разговора, поэтому вернемся к его запискам, которые были одной из самых читаемых книг в России XVII–XVIII столетий. Другими словами, на «Хождении Трифона Коробейникова» многие поколения создавали себе впечатление о Святой земле. Скорее всего, не всё в этих записках придумано и написано Трифоном от начала и до конца. В чем-то он опирался на своих предшественников, включив их свидетельства в свои записки, какие-то вещи не видел сам, но рассказал о них со слов очевидцев. Его краткое описание Кипра во многом совпадает с тем, что уже изложил игумен Даниил, включая описание ладана, однако эти факты получают у него совершенно фантастическую трактовку, придавая его повествованию больше «средневекового колорита», чем его содержится в рассказе Даниила, лично знакомого с королем Балдуином I.

Вот что пишет Коробейников (и читает грамотная русская публика):

О Кипре велицем острову

Кипр остров велик зело и обилен всем добром и множество людей в нем маслицы, древо, и много в нем делают масла древяного, и варят в нем мыло грецкое, и без числа много в нем лежит святых.

И тут есть приставают корабли болшие, и тут есть гора высока, на той горе царица Елена крест поставила и постави и положила в него гвозди господних страстей на прогнание бесов и всякому недугу на исцеление, и бывают у того креста по вся часы знамения велия и чудеса.

О росном ладане

В Кипре же острове сказывают, что родится ладан росный. Падет с небеси росою годом в два месяца, - июля, августа. А иногда не падет николиже. И правоверныя человецы емлют его и продают купцем в вес и у себя держат.

 

Ладан, падающий с небеси и реализуемый «купцем» в развес, в комментариях не нуждается, а вот в рассказе о кресте царицы Елены обращает на себя внимание то, что он предстаёт в старой версии, изложенной Даниилом: это крест, в который были вложены реликвии Страстей. Не исключено, что на тот момент их там уже не было. Они, скорее всего, давно уехали в Европу если не с «франками», то с венецианцами.

В XVII столетии образ Кипра глазами русских формируют в большей степени сами киприоты, приезжающие через Киев в Москву. Паломнических заметок того периода мне не попадалось. В первой половине XVIII столетия международная обстановка снова сделала возможными паломничества христиан в Святую землю, и среди этого потока есть несколько русскоязычных свидетельств: иеромонаха Ипполита Вишенского (1708), Матфея Нечаева (1719–1720 гг.), Сильвестра иеромонаха Рычловского монастыря св. Николая и Никодима (1722). Среди них особое место занимают записки «пешеходца» Василия Григоровича-Барского, который побывал на острове несколько раз, в 1726, 1727 и 1734-36 гг., но его рассказы мы обсудим отдельно.

Вид Никосии. 1853. Гравюра на металле

 

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

1. Августин (Никитин), архим. Русская Православная церковь и Кипр // Альфа и Омега. Альманах. № 59, 60; 2010, 2011. В электронном виде размещено на ресурсе "Православие и мир": http://www.pravmir.ru/russkaya-pravoslavnaya-tserkov-i-kipr/

2. Белоброва О.А. Кипрский цикл в древнерусской литературе. Л., 1972

3. Записки Оже VIII д’Англюра, посетившего Кипр в 1395-96 гг. были напечатаны в Труа в 1621 г. В 1858 г. в Париже выдержки из оригинального манускрипта, хранящегося в Парижской Национальной библиотеке, вошли в издание Histoire de l'île de Chypre / M.L. de Mas Latrie II. 430—432. Еще одно издание предприняли Ф. Боннар (F. Bonnardot) и О. Лондон (Aug. Longnon) в 1878 г., также в Париже (Société des anciens textes – Общество древних текстов). Оно наиболее полное и предваряется биографической и генеалогической справкой. В сети отрывки доступны по адресу: http://www.globalfolio.net/cyprusexplorer/eng/history/danglure/index.php

4. Трифона Коробейникова, московского купца, с товарищи путешествие в Иерусалим, Египет и к Синайской горе в 1583 г. СПб., 1841.

5. Хождение архимандрита Агрефения, обители Пресвятыя Богородицы / Под ред. архимандрита Леонида (Кавелина) // Православный Палестинский сборник. Т. ХVI. Вып. 3. СПб., 1896.

6. Хождение инока Зосимы (1419–1422 гг.) / Под редакцией Х. М. Лопарёва // Православный Палестинский сборник. Т. VIII. Вып. 3. СПб., 1889.

7. Хождение священноинока Варсонофия ко святому граду Иерусалиму в 1456 и 1461–1462 гг. // Православный Палестинский сборник. Т. ХV. Вып. 3. М., 1896.

 

Юлия Бузыкина

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить