Кипр

Путеводитель по Кипру: достопримечательности, маршруты, путешествия, экскурсии, фотографии, карты

Поиск по сайту

Главное меню

ВСТУПЛЕНИЕ
ВПЕРВЫЕ НА КИПР
ПУТЕШЕСТВИЯ
ЭКСКУРСИИ
ХОЧУ ВСЁ ЗНАТЬ
НОГАМИ БАРСКОГО
НАПИШИТЕ НАМ
КАРТА САЙТА
СКАЗАТЬ СПАСИБО
1735 год, апрель – декабрь. Троодос Печать
Хочу всё знать - Кипр ногами Барского

Трехдневная экскурсия на мулах по Троодосу: заброшенные монастыри, орлиные перья и баволнянный камень

Настоятель монастыря со смешным названием Трикуккия или Трикуккя отправился с Барским в трехдневное путешествие по горам. В первый день они побывали на вершине Троодоса и на развалинах монастыря Бесплотных сил (1).

DSC 4031

Там же на горе лежал необычный камень, который сильно отличался от местной породы. По легенде, его сбросил с ковчега Ной, но Барский эту легенду развенчивает. Во-первых, уровень воды при Потопе должен был быть сильно выше, а во вторых, про каждую горную вершину на Кипре есть такая байка. Можно предположить, что это могли быть остатки античного святилища.

С этого места открывается вид на весь остров, а еще видны древние каменные ограды, за которыми были летние виллы правителей острова, там они прохлаждались.

DSC 4110

А рядом – специальные ямы для снега, выложенные камнем. Зимой в них сбрасывают снег и утаптывают, потом убирают в погреба, а летом отправляют в Никосию. Еще там стояли печи смолокуров.

Затем они подошли к речке, который назывался Орлиной водой, потому что сюда прилетали пить и купаться горные орлы, и люди тоже им воспоследовали. Это место и сейчас существует, есть даже туристическая тропа с таким названием – Орлиные купальни (Λούματα των αετών). Здесь они отдохнули и набрали орлиных перьев.

D17 7680

Дальше они шли два часа и пришли к заброшенному монастырь св. Маманта Курейского, по-гречески Барский называет его ο Άγιος Μάμμας ο κουρεμμένος (2).

Здесь же Барский напал на чудо природы – камни с прожилками. Поверхность камня твердая, а прожилки подобны хлопковому волокну, в честь хлопка он его и называет – баволнянный (по-украински хлопок и сегодня означает «баволна»), по-гречески – λίθος αμίαντος (литос амиантос), камень нескверный. Это не что-то таинственное, а асбест. Его здесь добывали еще в эпоху античности. Туркам он был неинтересен, а вот позднее там было горнодобывающее производство, выработки видны и сейчас: с начала прошлого века по 1988 год здесь шла добыча асбеста. Производство было свернуто по причине своей исключительной вредности для здоровья горняков, а теперь там что-то вроде заповедника. Подробнее об этом месте тут.

DSC 4526

Церкви, кстати, так тоже есть. Крестово-купольная, Апостола Андрея в Като Амиантос, еще одна Апостола Варнавы в заброшенном поселке Пано Амиантос, рядом с горными разработками, и часовня Богородицы Элефтериотрия чуть в стороне. В районе Амиантоса они и заночевали.

Наутро, напихав полные карманы баволнянных камней, из которых, согласно Диоскориду и народному творчеству, византийские императоры шили себе нижнее белье, Барский и его сопровождающий выдвигаются в в дальнейший путь, и, пройдя разными прекрасными местами, встают на ночевку в местечке Λιβάδι του πασά, то есть «Луг», и «Пастбище паши».

Следующим утром они продолжили путь по склону Троодоса, спустились в глубокую долину и оказались у монастыря св. Николая тис Стегис, где трикуккийский игумен с Барским распрощался и ушел восвояси.

Церковь св. Николая под крышей


barsky

День первый

Первого дня, восходящим нам яко два часи, взийдохом на самий верх гори, отънюдуже весь остров, с гради и веси и с окрест обстоящим морем, далече зрится с многим вожделением. Тамо, посреде верха, основание храма раззоренного зрится, иже и донине именуется των Ασώματων, си ест бесплотнихь Михаила и Гавриила. Обретаетъжеся и некий камень, поверженний наедине, углажден, плоск и придолгь, и низкий, необичний и неподобний каменем горы, тяжкий, яко два или три мужие могут двигнути. О нем убо повествуют Кипрстии, яко в время потопа, егда ковчег семо и овамо ношашеся верху волн води, и по случаю пловущу тамо, коснуся мало дном верху глави оной гори, сего ради Ное, в знамение и в незабвенную память последним, верже оний камень от ковчега.

Но сие нест вероятно, понеже в время потопа толико лактей превишаше вода височайшии гори, и негде же не коснуся кивот, кроме гори Арарата, яко чтем в книгах. Второе, яко и о иних двух горах високих Кипрстии подобная повествуют; к тому же о сем нигдеже в писаниях преданно слышится. Тамо, верху предреченной гори, зрятся древний некий низкий огради камении, идеже, повествуются, древле тамошний игемони, в время горячестей летних, восходити от градов и препровождать неколикое время, здравия ради и прохлади. Таможде обретаются и донине ями некий, нарочно создании от камени, в них же тамошний обитатели топчут и сокривают снег в зиме и хранят чрез все время летное ради игемонов.

Оттуду сверху зрится вес остров, окружаем седм сот верствь, аки на длани. Идеже мало препочивши, красоти ради места, снийдохом мало нижае и шествовахом чрез вес день той между горами и густими леси, восходящи и нисходящи, и мимо идохом многи прекраснии источники воднии, хладнии и здравии, найпаче же тогда мне случишася вожделенны быти, но случаю месяца Июлия, и уподобих тогда пустиню ону райскому селению.

Орел БонеллиОрел Бонелли

Видех такожде пещи многи, в них же жжется смола, много бо исходит смоли от Кипра в окрестнии странни. Таже, полудню доспевшу, прийдохом к потоку, или малой речцы, именуемой Вода Орловая. Именуется же сице от cлетания орлов, иже многи тамо собираются, умовения ради, якоже и мы нечаянно постигохом болше ста, и многое перее, оставшееся от них, собирахомь. Стоит бо на месте красномь, на равнине, в малом удоле, с окрест обстоящими горами, идеже собирается вода, наподобее купели, и сего ради с многим вожделением не точию птицы тамо собираются, но и человецы мимоходящии препочивают и миются. Тамо и ми хлеб ядохом с великою сладостию и доволно препочихомь.

Последи, воставши, шествовахом яко два часи жестоким и неудобним путем и прийдохом к единому запустелому монастиру, между високими горами стоящему, и тамо нощевахомь. Монастир оний належит под власт епископа Китсткого, создан бяше от древних христиан, в имя святого мученика Маманта, и последи, ради непостояния времен и умаления людий от насилия Агарянского, опусте, обетша и раззоришася вси келии и храм до полу, иже бяше каменноздань и иконописанием лепо украшен, с покровом внутрь древяним и отъвне чрепичним. Именуется же место оно ο Άγιος Μάμμας ο κουρεμμένος, си ест святый Мамма Курейский, прозиваемий от места Курея, на нем же стоит.

Асбест

Тамо окрестъ обретается место красно, с водами текущими, найпаче же низу обители, недалече, обретаются два источники, совокупно стоящий, от них же един хладну и сладку точит воду, и другий слану и теплу, и сия тамо вещ чудесная ест первая, яже многих пришелцовь к удивлению приводит. Вторая же ест еще чуднейшая: камень некий тамо естественнородний на подворе монастира обретается лежащ, от странни западней, черновидень, в нем же суть некий жили белии, зеленовидны; камень убо ест тверд, аки железо, жилы же они мягки и расзбиваеми расчесаются и протязаются, и плетутся аки бамбяк, си ест баволна. Сего ради от Кипрских жителей именуется бамбакопетра общим язиком, си ест баволяний камень; в книгах же еллиногреческих, якоже пишетъ Διωσκορίδης (Диоскорид) и инии, нарицается ο λίθος αμίαντος, си ест камен бескверний. Повествуют же, яко того ради сице именуется, яко в огни не съгаряет. Не токмо же оний, при монастире лежащий камен, по и вси гори, окрест монастира обстоящий, яко днем обхождения и вящше, таков чудесний камен раждают.

Повествуется же, яко древний царие христианский, иже обладаху Кипром, творяху от жил оного камени одежди, яже, егда хотяху очистити от скверн, не омиваху в воде, но в огн вьметаху, и сице вся нечистота их съгоряше, одежда же, или судар, невредим от огня исхождаше, чист же и бел являшеся, что аз испитах своими руками и чудихъся дозела, рекущи: велий еси Господи и чудна дела Твоя, и никое же слово доволно к похвалению чудес Твоих! Како бо нест чудесно всякому, яко вся потребляются огнем, аще и твердша камени, но оная жила расчесуемая прядется, плетется, тчется, аки волна, или аки шелк, и, повергаема в огн, абие палится воскоре, аки хартии или платно, неотменно с огнем червленящися, последиже, наносима вон, паки невредная и белая пребивает, якоже и прежде. Обаче художество оного каменя нине, в время власти Турецкой, в глубокое забвение прийде, не сут бо Агаряни в сицевих вещехь хитростни и любопитни; последиже, аще Бог паки возвисит рог христианский, может от хитростнихь маисторовь работатися, якоже и прежде.

День второй

Тамо пренощевах с предреченним провождаюицим мя съпутникомь, и заутра премедлих до полудни, копающи и разбивающи тамо окрест в горах камены, и собрах от каменя оного немало и взяхь с собою, имущи намерение принести его в Киев, в отчество мое, удивления ради многих. Чудна во истинну вещ камень оний, внутрь земли мягкой есть мягчайший я бел, аки снег, верху же земли, в каменех, идеже палит слонце по вся дни, и дожди, и снези стужают, есть твердейший и зеленообразен, тяжек, аки камень, зримий аки камень, или аки сткло; толкомый в зуби, аки камень мнится быти, скребомий же ногтем или ножемь, или толкомий, бывает аки баволна.

Оттуду убо, по поклонении и по ядении хлеба, в полудни, препочивши мало, востахом и шествовахом паки верху великой оной гори, между густими лесами, найпаче же певгов подними, и много видехом на пути от оного баволняного камени. На многих же местехь видехь они мягки жили, паки в тверд камень претворенны, и уразумехь быти се от многолетного солнечного паления и от многовременного недвижения.

Шествующи же дня оного даже до вечера, мимо идохом многи води чисти и сладки, последи же, в вечер, обнощевахом при единой пещи, идеже делается смола, не сущим тогда тамо делателем. Место же оно зело ест прекрасно, паче всехь инихь в горе Трооде: ест едино поле равно, с многою травою и окрест густим обстоящим лесом и многими источники водними, точащими воду здраву и зело хладну, яко едва мощно пити человеку. Проименовася же место оно изначала царства Турецкого το Λιβάδι του πασά, си ест сеножат Господская, тамо бо обичай имеяху на всяко лето приходити, с слугами же, конъми и иною потребою, и провождаху дни доволни в время горячестей, прохлаждения ради и упокоения.

День третий

Заутра же воставши, оттуду шествовахом много, нисходящи на низ обон пол гори Троода, и низшедши в един удол глубок и тесен, прийдох к единому монастиру и тамо разлучися от мене провождающий мя съпутникь; аз же, воздавши ему должное благодарение, остахся тамо, медляици неколико дний, поклонения и изображения ради монастиря.


Странствования Василья Григоровича-Барского по святым местам Востока с 1723 по 1747. Часть 2. СПб., 1886. С. 293-296

Путь на карте

 

 

Комментарий

(1) Не сохранился. Сейчас на вершине Троодоса Снежной находится британская военная база и радарная станция. Чуть поодаль лыжный клуб
(2) Вообще-то грамматически то, что он приводит, означает скорее св. Мамант остриженный. Поблизости от Лумата тон Аэтон есть несколько церквей и часовен, в частности, церковь Рафаила, Николая и Ирины, по ходу их движения в сторону Какопетрии, она каменная с черепичной крышей, но я все равно не уверена. Но святого Маманта поблизости нет.

 

Литература

Зыкова Н.В. Паломничество на Кипр православный (по стопам Василия Григоровича-Барского). Ларнака, издательство Русского православного образовательного центра, 2013. С. 117-118.

© Юлия Бузыкина